ГлавнаяНовостиБизнес

В Лондоне местные жители закрасили мурал с Джеком Потрошителем

Бизнес
30.09.2020
92
0.0
В Лондоне местные жители закрасили мурал с Джеком Потрошителем
В принципе, это случай, о котором так любят рассуждать теоретики современного искусства – включение зрителей в процесс творчества.

Те, кто бывал в Лондоне, знают, что Уайтчепел в Ист-Энде, где убивал своих жертв один из самых знаменитых преступников в истории, почти примыкает к деловому Сити. Во время, когда там орудовал Джек Потрошитель, это был один из самых бедных, точнее, нищих, лондонских районов, местом работы дешевых проституток, которые и становились, в основном, его жертвами.

Сегодня Ист-Энд вполне, как теперь принято говорить, джентрифицировался, и его обитатели, как рассказывает The Gardian, вовсе не хотят того, чтобы улицы, на которых они живут, эксплуатировались в качестве сцены, где экскурсоводы до наступления коронавирусного карантина проводили для туристов туры, посвященные Джеку Потрошителю. Туристы под их руководством посещали места, где были найдены изуродованные тела жертв, обедали в пабах, где те пили, и т.д.

Однако сделать с этим они ничего не могли - в отличие от мурала, который недавно появился в их районе на стене паба «Герцог Веллингтон» и который они просто-напросто закрасили, написав на новом фоне имя одной из жертв убийства. Как пишет автор статьи в издании, который живет в этом районе, он поначалу, глядя на появившийся на стене мурал с улыбающейся физиономией в котелке даже не мог себе предположить, что кто-то решился прославить таким образом знаменитого убийцу пяти, как минимум, женщин.

Самое поразительное, что этим кто-то была женщина, французская уличная художница по имени Забу. Нет, еще более поразительным было то, что паб «Герцог Веллингтон», заказывая ей мурал на своей стене, вообще дал ей карт-бланш на любой сюжет, и Джека-Потрошителя выбрала она сама. А когда автор статьи побеседовал с ней, завела традиционную мантру о том, что в искусстве нет неправильных тем, иначе для художников большой опасностью становится самоцензура.

Художница объяснила, что даже не намеревалась, как можно было предположить, шокировать жителей района, а просто выбрала его как «историческую личность среди других исторических личностей, которые с этим районом связаны». Тут даже непонятно, чего в этом поступке и ответе больше – эмоциональной глухоты или невежества. В принципе, кстати, это тот случай, о котором так любят рассуждать теоретики современного искусства – включение зрителей в процесс творчества художника. Вот только в этот раз они выбрали вместо создания «произведения искусства» его ликвидацию.  



Комментарии (0)

avatar